В верх страницы

В низ страницы

Cказания о небывалом

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Cказания о небывалом » Сюжетные эпизоды » 21.10.1123 г. Сталь за золото


21.10.1123 г. Сталь за золото

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Дата: 21.10.1123 года.
Участники: Родрик дель Кассель, Алия Лефер.
Сюжет эпизода: "Пустая корона".
Локация, месторасположение: город Воленберг, Кетавельское курфюршество.
Краткое содержание событий: после успешных переговоров с Его Светлостью герцогом Кетавельским чародейка Совета направляется на юг, в город Воленберг, дабы там встретиться с капитаном роты "Белого Сокола". 
Предшествующий эпизод: -
Предупреждения: -

0

2

Родрику всегда хорошо думалось под мерный перестук копыт. Вот и сейчас, покачиваясь в седле, рыцарь думал, а подумать было над чем. Под копыта Брюса ложился Воленбергский тракт, змеей стелящийся по берегам Большой Выпи, попадавшиеся на встречу купеческие повозки и редкие крестьянские возки торопливо съезжали с тракта, освобождая дорогу небольшой кавалькаде, проходящие смерды торопливо сдергивали колпаки с голов и кланялись, но Родрик ничего этого не замечал, погруженный в свои мысли.  Каждый шаг Брюса по тракту приближал рыцаря к важной встрече, к встрече, которая могла многое изменить в жизни бродяги-кодотьера.  Почти двадцать лет Родрик скитался по дорогам и проселкам Западных земель продавая свой меч тому, кто больше заплатит. За это время рыцарь приобрел определенную славу и известность, заработал с десяток шрамов на теле и еще больше на душе, скопил некоторую сумму денег. При большом желании можно было бы и уйти на покой. Распустить роту, оставив при себе в качестве дружины с десяток ветеранов, вернуться в Аренин, куда-нибудь в Веллет или Фрейброк, прикупить небольшое поместье с виноградником и провести остаток дней попивая собственное вино. Свой сорт завести. Пино дель Кассель. Кубышки, хранящейся в казне аренинской Морской гильдии должно на это хватить с запасом. Не самый плохой жизненный итог для кондотьера, для многих финалом жизни становится безвестная могила в каком-нибудь забытом Двуликим уголке. Вот только долго так жить у Родрика вряд ли получится. Сопьется от скуки. Другое дело собственный надел и титул. Вот, казалось бы, появился прекрасный повод приобрести все означенное. Восстание баронов южного Анхела, курфюрст Август нанимает войска где только можно, головы мятежников летят гроздьями, освобождаются земли и титулы.  Родрик всерьез рассчитывал, что одно из освободившихся баронств может стать его. «Соколы» проявили себя с лучшей стороны при подавлении этого мятежа, с курфюрстом сложились неплохие отношения и вроде даже намеки были… Так нет, курфюрст Август умирает, в Анхеле разлад и того и гляди вспыхнет война между претендентами на престол. Вдова курфюрста, его старший сын от первого брака, да еще муж родной сестры курфюрста. И все вот-вот готовы вцепится друг другу в глотку.

Ко всему прочему добавляется еще и магия. По слухам, Алистер Анхельский связался с Черным Орденом. Которого вроде как и нет. Ага, нету его, а шрам от ожога на боку у Родрика это мираж, а не след от «Вишни», брошенной черномагом. Так что нет ничего удивительного, что Аренинский совет проявил самый живой интерес к событиям в соседнем Анхеле. Настолько живой, что вот теперь Родрик едет в город Воленберг, где ему предстоит встреча не с кем–нибудь, а с самой Арией Лефер, членом Младшей Триады Аренинского Магического Совета, далеко не последним лицом в этой могущественной чародейской организации…

+4

3

Внешний вид

Внешность: невысокая женщина лет 30-ти. Темно-каштановые волосы заплетены в косы, которые в свою очередь собраны и сколоты на затылке. Одежда: камиза, темно-синее котарди, лиф украшен шелковой вышивкой, пуговицы на рукавах сделаны из лунного камня. Пояс на бедрах так же украшен лунным камнем. Обута в мягкие домашние туфли.
Инвентарь: -
Количество денег: -
Количество МагВт на начало эпизода, зарядка имеющихся артефактов: 495 магВт. "Слеза" (100 магВт), "Лоза" (полный заряд).

В комнате царил полумрак. Все ставни были распахнуты, даже занавесь, разделявшую основное помещение и маленький эркер, и ту отдернули, но помогало это мало – дневной свет, слабый и тусклый, едва проникал внутрь. Осеннее небо висело низко-низко, ветер быстро гнал свинцово-серые тучи, и казалось, что каждая царапает брюхо о шпили воленбергских церквей.
Впрочем, жаловаться было грех – сегодняшний день хотя бы обошелся без дождя. До этого лило так исправно, что впору было подозревать чью-то злую волю. Гербовый флаг Совета, вывешенный на фасаде большого бюргерского дома, потемнел, сделавшись из изумрудного почти черным.
В комнате царил полумрак, и лишь массивный дубовый стол в центре помещения купался в теплом, золотистом свете – над ним парили два магических огонька.
За столом, сцепив руки в замок, сидела чародейка Совета, Алия Лефер. Она смотрела на Анхельское курфюршество – на белые стены Герена, на башни Вейма, на стяги Орбе, смотрела на Анхелу, лежащую в самом сердце этих земель, на цепь крепостей, которые графы Луанские возвели вдоль течения Граз, для защиты собственных границ…
Алия смотрела и понимала, что вернуться в Аренин ей предстоит не ранее следующей весны.
Если вообще предстоит, конечно.
В разговорах и письмах она безустанно держала мину спокойной уверенности. В разговорах и письмах каждое ее слово источало эту уверенность, это превосходство над ситуацией, которую нужно было продумывать на три шага вперед. В разговорах и письмах Сойка притворялась.
Лишь здесь, наедине с собой, она могла хмуриться и вполголоса костерить кого-то – порой на асканском, исключительно подходящим для ругательств.   
Не слишком ли поспешила она, покинув службу дель Веберов? Не ошиблась ли, поставив все на анхельскую войну? Не просчиталась ли, решив, что сумеет контролировать Рианну?
Впрочем, прыгнув в бурную реку, поздно задаваться вопросом «сумею ли я доплыть?». Нужно плыть.
Было и еще кое-что, придававшее уверенности, подогревавшее ощущение собственной силы – внутри одного из сундуков лежала гербовая бумага от Эдмонда. Бумага с приказом об ее, Алии, назначение в Старшую Триаду.
Нет, у нее все получится. Должно получиться. В конце концов, она никогда не оказалась бы во главе Аренинского Совета, если б не умела рисковать всем.
Так думала Сойка, разглядывая анхельскую карту, на которой магическая иллюзия создала десятки миниатюрных копий городов и замков – игрушечная россыпь башенок, стен и связывающих их дорог.
Так думала она, прислушиваясь к голосам на улице – слуги с самого утра были оповещены о том, что госпожа магистр ждет гостя, и ни за что не пропустили бы его появления. Слуги очень ценили свое физическое и психическое здоровье.
Тем более, что гости у госпожи магистра бывали презанятные.

+4

4

– Господин капитан, город…- слова знаменосца, ехавшего в авангарде небольшого отряда вывели Родрика из задумчивости. Рыцарь поднял глаза и увидел выраставшую серую городскую стену, словно соединявшую набухшую влагой землю и низкое мрачное небо. Массивные башни, зубчатые стены, открытые по дневному времени въездные ворота возле которых толпилась городская стража. Дель Кассель расправил плечи и придал себе вид гордый и несколько надменный, городским бездельникам у въезда нужно сразу показать, кто есть кто. Родрик бросил взгляд за спину, где, повинуясь его молчаливому жесту, подобрались в седлах сопровождавшие рыцаря всадники. Родрик взял с собой два десятка конных латников, не столько опасаясь возможной встречи с разбойниками на тракте, тут бы и полудюжины его молодцов хватило с избытком, сколько с целью обозначить свой статус, статус успешного командира наемников, распоряжающегося немалой военной силой. Родрик вообще отнесся к подготовке этого выезда со всей серьезностью. Лошади отряда были подобраны в масть и под седла были подложены стеганые попоны синего цвета с вышитыми по углам соколами. Шлемы и доспехи воинов были несмотря на дождь так надраены и наполированы, что будь на небе солнце, то блики от оружия и доспехов слепили бы глаза окружающим. Поверх доспехов все воины надели сине-белые мипарти с вышитым на правом, синем плече небольшим белым соколом. Сам Родрик сменил привычный коричневый поддоспешник на парадную одежду и сильно порадовался тому факту, что дождя в этот день не было, иначе сохранить презентабельный вид было бы куда сложнее. Зато сейчас рыцарь дель Кассель вполне мог бы предстать на приеме у самого курфюрста. Накануне вечером рыцарь не поленился посетить баню и воспользоваться услугами профессионального цирюльника, так как Марко при всех его несомненных талантах и достоинствах искусство куафёра за все годы так и не освоил в должной мере. Зато старый слуга приложил немало усилий, дабы привести в порядок парадное одеяние своего господина много времени пролежавшее в походных ларях и это удалось ему на славу. Голову Родрика сейчас венчал светло-синий шаперон, вокруг которого был накручен толстый витой бурреле, фестончатые полы коего щегольски спадали на плечи рыцаря. Бурреле был слева прихвачен к шаперону серебряной заколкой, увенчанной белым соколиным пером. Синее шерстяное котарди в тон шаперону длиной до середины бедра высоким воротником-стойкой подпирало шею. Кожаные пуговицы котарди густой змейкой бежавшие от ворота до подола были украшены тисненым изображением сокола. Под котарди скрывался набивной акетон, подбитый по груди и спине небольшими стальными пластинами. Родрик был осторожен. Синие же разрезные шоссы плотно охватывали ноги рыцаря, довольно рельефно обрисовывая мускулатуру. Из стремян выглядывали мысы пуленов, сшитых из хорошо выделанной кожи, вываренной в луговом шалфее. На плечах рыцаря лежал расстегнутый светло-синий упелянд, вышитый изображениями сокола. Шею рыцаря охватывала массивная рыцарская цепь, в которой чередовались золотые и серебряные звенья сложного плетения, в поясе упелянд был перехвачен широким рыцарским поясом из черной кожи, украшенный серебряными набивками. С пояса свисали верный Миммеринг и квилон в парных черных ножнах с серебряными оковками и небольшой кожаный омоньер с мелкими монетами. Все металлические предметы в одеянии рыцаря были самым тщательным образом отполированы и начищены. Завершали одеяние Родрика тонкие замшевые перчатки для верховой езды в тон костюма.

Отряд «соколов» приблизился к городским воротам, все воины Родрика приняли наиболее гордый и надменный вид, демонстрируя увальням из городской стражи свое несомненное превосходство. Младший оруженосец Гвидо, сопровождавший рыцаря в этой поездке, коротко протрубил в рог, оповещая всех, что городу оказал несомненную честь своим визитом сам «Рыцарь Белого сокола». Жаль, нельзя было распустить знамя по ветру, дабы усилить эффект и создать нужное впечатление, въезд в город с распущенным знаменем равносилен объявлению войны. Привратная страж скроила откровенно унылые мины, хотя и приветствовала рыцаря с должным почтением. Еще бы, почти два десятка конных въезжают в город, а въездную пошлину не возьмешь, рыцари и их дружина имеют право беспошлинного въезда. А намекни, пожалуй, что за дружину можно было бы и заплатить, чего доброго не оберешься беды. «Белый сокол» на эмблемах был знаком даже городской страже и связываться с этими головорезами дураков не было.

Родрик чуть придержал коня в воротах и обратился к стражнику, который по виду был старшим над этим патрулем.

- Как проехать к дому, где остановилась Ария Лефер?  - спросил рыцарь.
- А, извольте видеть, Ваша милость, по этой улице от ворот направо, через площадь и налево, Тит Вас проводит. А ну-ка, Титушка, давай, проводи господина рыцаря…

Поименованный Титом молодой стражник в поношенном, но аккуратно заштопанном акетоне и шлеме–шапеле неловко поклонился Родрику и сделал приглашающий жест рукой, затем взвалил на плечо короткую алебарду и пошел вперед, указывая дорогу.
Путь по городу оказался недолог и вскоре показался весьма богатый дом, явно купеческий у крыльца которого уныло висел намокший флаг Аренинской гильдии магов. Родрик бросил мелкую медяшку враз повеселевшему стражнику и мотнул головой Гвидо. Молодой оруженосец быстро соскочил с седла и принял поводья у господина. Родрик медленно с достоинством покинул седло, милостиво кивнул оруженосцу и с надменным видом прошествовал к дверям дома, у которых скучал привратник.

- Рыцарь дель Кассель к госпоже Лефер.

Привратник молча поклонился, явно заблаговременно предупрежденный о визите и раскрыл двери.

- Прошу проследовать, сир. О Ваших людях и конях позаботятся. На второй этаж, Вас проводят.

Родрик коротко кивнул привратнику и вступил в дом, за рыцарем последовал Гвидо. На лестнице Родрик стянул с рук перчатки и заложил их за пояс. На площадке второго этажа рыцаря встретил еще один слуга и с молчаливым поклоном повел Родрика по коридору. Остановился у одной из дверей, снова поклонился и сделал жест рукой, приглашая Родрика войти внутрь. Родрик вздохнул, внутренне подобрался и шагнул через порог в полумрак, который разгоняли магические светлячки над массивным столом. Во главе стола видела миниатюрная, со вкусом одетая женщина. Каштановые волосы были собраны с ложную красивую прическу. На вид женщине можно было дать самое большее лет тридцать и лишь глаза живые, умные, пристальные выдавали в ней немало пожившую чародейку. Родрик исполнил образцовый светский поклон.

- Рыцарь дель Кассель приветствует госпожу Лефер!

Родрик выпрямился, привычным жестом опустил левую руку на рукоять меча и застыл, ожидая слов чародейки.

+5

5

На улице в одночасье стало очень шумно – гомонили незнакомые голоса, ржали лошади, кто-то топал, что-то бряцало, в общем, под окнами внезапно образовалась толпа конных всадников.
«Ну, вот и соколы»
Чародейка откинулась на резную спинку, прикрыв глаза и собираясь с мыслями.
Признаться, Алия испытывала любопытство. Редко, но такое случалось, когда жизнь сводила ее с теми, о ком ходили столь противоречивые толки.
Родрик дель Кассель был героем. Родрик дель Кассель был чудовищем. Он защищал интересы двух герцогских родов. Он будто бы продал душу Тракке за неуязвимость и победы в бою. Он был «жестоким противником» и «добрым командиром», сочетая в себе несочетаемое. Подобное всегда вызывает любопытство.
Бесшумно отворилась дверь.
Вошедший в комнату мужчина одним своим видом попрал трактат «О врожденных пороках и альбинизме» – в оном мэтр целительства Бруно Санти утверждал, будто дети-альбиносы имеют хилое телосложение, весьма слабое здоровье и малые шансы дожить до отрочества. Наверное, уважаемому мэтру было бы очень неудобно сообщать свои умозаключения этому человеку. Неудобно и даже боязно за здоровье собственное – так думала Сойка, мысленно усмехаясь.   
«Вот, значит, ты каков Бледный Сокол».
Сейчас, лицом к лицу, она ясно поняла две вещи: во-первых, этого человека действительно нанимал курфюрст, во-вторых, расплачиваться придется по-герцогски.
Она поднялась со своего места – знак особого расположения.
— Мессер дель Кассель, я счастлива видеть вас своим гостем. 
«Я ждала именно вас» говорили и тон, и улыбка. Впрочем, верить той улыбке не следовало – с ней же Алия Лефер людей продавала и предавала.
Жестом она указала на пустующие места у стола.
— Прошу, садитесь.
Бесшумными тенями в помещение скользнули слуги. 
— Вина?
Пока подогретое и смешанное со специями вино разливали по кубкам, Сойка вызвала к жизни еще три «светляка»*. Те вспорхнули под самый потолок – вокруг сделалось ощутимо светлее.
Когда посторонние удалились, Алия задумчиво кивнула на карту.
— Вот она – причина нашей встречи.
Долгие окружные беседы никогда не доставляли ей удовольствия, да и капитан «Соколов» едва ли проделал весь свой путь, дабы развлекаться болтовней столичной чародейки.
Посему, столичная чародейка предпочла говорить по делу:
— Как вы, наверное, слышали, Его Светлость Август де Мертелл преставился этим летом.  Его последняя воля вызвала некоторые... противоречия внутри герцогской семьи. Лорд Алистер короновался вопреки завещанию отца. Вдовствующая герцогиня вынуждена искать защиты, опасаясь за жизнь свою и жизнь нерожденного дитя. Совет чародеев решил вмешаться. Мы хотим, дабы корону получил тот, кому она предназначалась – младший принц. И для этого нам нужно ваше, мессер, содействие. Оно недешево, - Алия слегка пожала плечами, словно признавая прописную истину, - я знаю это. Но Совет не одинок в своем желании видеть леди Рианну полноправным регентом, посему, наше благосостояние крепко, как никогда прежде. 
Алия сознавала, что против всех правил удачного торга дала понять «Я имею деньги». Однако, с теми, кто торговал войной, обычные законы не работали, их верность была прямо пропорциональна тугости кошелька.
А от верности сира Родрика зависело многое в ее планах.
Очень многое.


"Светлячок" - 5 магВт х 3 = 15 магВт

+4

6

Приветствуя Родрика чародейка встала. Рыцарь едва сдержался, чтобы не захлопать удивленно глазами. Маги и чародеи, особенно входящие в верхушку Совета, прекрасно знали себе цену и крайне редко отличались кротостью нрава и скромностью, скорее наоборот. А уж от вида милейшей улыбки госпожи Лефер у Родрика пробежал холодок по загривку – это как же коалиции герцогини Рианны нужны войска, если столь влиятельная и могущественная особа изливает столько любезности обычному наемнику. Похоже, что это военная кампания может стать самой серьезной за всю родрикову карьеру. А в серьезной игре и ставки серьезные, так что ставить надо правильно и тогда есть шанс на очень хороший выигрыш… Родрик не стал чиниться, когда чародейка пригласила его садиться и предложила вина.

- Благодарю, моя госпожа, вино очень кстати…

От изящного серебряного кубка поднимался легкий пар, насыщенный ароматами специй. Пара глотков подогретого вина отогнала осеннюю стылость от членов и прочистила голову. Чародейка зажгла над картой еще несколько магических огоньков, ярко осветивших стол и четко обрисовавших картину анхельских земель на большой карте, расстеленной вдоль столешницы. При виде этой карты, где по воле магии сейчас в мельчайших подробностях были показаны тракты и проселки, леса и овраги, городки и деревни, замки сеньоров в глазах Родрика промелькнул алчный интерес. Да, вот такую бы карту в хозяйство, насколько было бы проще водить компанию в походы. Ладно, всему свое время. Чародейка, не тратя времени на светскую болтовню, сразу перешла к делу и кратко обрисовала сложившееся в Анхеле положение. Такой подход Родрику понравился, он жутко не любил все эти ритуальные танцы, которые иные наниматели устраивали вокруг предельно простого вопроса: «Сколько мне это будет стоить?»

- Смерть Его Светлости Августа это большая трагедия… - вставил слово Родрик со всей искренностью, которая выражала печаль рыцаря по упущенной возможности разжиться титулом на землях курфюршества.

Ситуация в Анжеле была с первого вида проста. Курфюрст умер, перед смертью своею волею назначил наследником ребенка от второй жены в обход старшего, старший обиделся и пошел наперекор отцовской воле. Родрику это было понятно и даже близко, вплоть до того, что рыцарь прекрасно понимал обуявшие Алистера Анхелського чувства. Чего уж там, сам испытал нечто подобное… А вот слова чародейки о крепости благосостояния Совета все-таки сумели сбить с рыцаря маску невозмутимости. Вот так в лоб заявлять о своей платежеспособности перед началом торга за кондотту – это шло вразрез со всем опытом, что успел накопить рыцарь за время своего капитанства. Ох не зря говорят в народе, если ты считаешь, что заключил выгодную сделку с магом – пересчитай пальцы на руках и родственников на всякий случай… Родрик отставил кубок, откинулся на высокую резную спинку стула, стиснул рукой рукоять Миммеринга и чуть сузив глаза посмотрел в лицо чародейке. Несколько ударов сердца рыцарь и чародейка мерились взглядами, затем рыцарь чуть отвел глаза и проговорил, медленно подбирая слова:

- Воля Его Светлости Августа и воля Совета это веская причина поддержать леди Рианну, вне всякого сомнения… Я и мои люди сочтем за честь обнажить мечи за законные права Рианны Анхельской и ее отпрыска…

Родрик замолчал и отпил еще вина. Общие слова сказаны, Совет хочет нанять «соколов», «соколы» готовы наняться. Теперь должно было начаться самое сложное и как бы не самое важное – торг…

+3

7

«…а заодно и за личные интересы Совета, - мысленно завершила чужую фразу Сойка».
Ну, или личные интересы Триад.
Она слегка улыбнулась, приподняв кубок и будто бы желая произнести тост.
— Рада, что не ошиблась в вас.
Пришло время конкретики в деньгах, но прежде всего – в планах. Глупо запрашивать или предлагать какие-то суммы, пока одна из сторон даже не знает, чего от нее хотят.
— Прежде чем предпринимать что-то против лорда Алистера, предстоит разобраться с еще одной досадной… помехой. Семь вольных городов. Так называемая Гранатовая Лига. После того как Его Самопровозглашенная Светлость взобрался на трон, он подписал новую хартию для нее. И… - Алия досадливо поморщилась, - как часто бывает от переизбытка свободы, торгаши растеряли остатки страха с совестью. Возомнили, будто никто, кроме престола, им больше не указ. Оставлять их за спиной чревато.
Они лежали россыпью на карте – миниатюрные фигурки, символы больших амбиций. Штессен, опоясанный двумя кольцами стен и окруженный серебряными рудниками. Вейм, не знавший серьезных осад или, тем паче, разграбления лет двести. Орбе, стремительно разбогатевший на шерстоткацком деле. 
Благосостояние делало их досадными противниками.
Но очень заманчивыми целями.
Тем временем, чародейка продолжала:
— Лидером Лиги всегда был Герен, однако, из Озерной долины туда пришло моровое поветрие. Нынче тамошнему рату не до нас. Остаются шестеро.
Чума едва ли могла считаться удачей – особенно, если она повернет на восток, но Алия Лефер привыкла пользоваться всем, что дают. Зима замедлит продвижение мора, а там, глядишь, и аренинские чародеи придумают, как его остановить.
«Право слово, должен же наш траккский Совет заняться делом, пока я обхаживаю Рианну…»
— Не станет Лиги – путь к Анхеле будет почище. – Сойка слегка взболтнула вино в кубке. – К слову, существуют слухи, будто бы Алистер предложил южным сеньорам союз. Пообещал те же свободы, которые они имели до мятежа. Я думаю, мессер, вас в тех краях помнят
«…и ненавидят».
На этот раз усмешка не тронула губ, но плясала в глубине глаз – Алия совершенно искренне симпатизировала людям, которые наживали себе врагов. По ее мнению, то был верный признак, что жили эти господа не зря.
— Общий сбор войск назначен на конец осени, в канун святого Вальдериха.* Сколько людей вы можете привести в окрестности Ольве к этому сроку?
Взгляд ее сделался жестким, цепким. От названного числа зависела не только сумма будущих затрат, но и вес слова Совета в окружении леди Рианны. Вес ее, Алии, слова.


* 29 листопада

+3

8

Родрик смотрел на карту Анхела, следуя взглядом за пояснениями чародейки.  «Гранатовая лига», надо же. Как выспренно назвались-то, интересно даже какой умник до такого додумался. Какая ерунда лезет в голову. Города. Укрепленные города. Сильно укрепленные города. Это плохо. Это осады, это штурмы. Это потери. Потери при штурмах и потери при осадах. И последние как бы не больше, чем при штурмах. Кровавые поносы, лагерная лихорадка и прочие прелести длительного пребывания в полевом лагере под стенами враждебного города.  Губы Родрика тронула едва заметная недовольная гримаска, терять людей рыцарь сильно не любил. Зато при упоминании южных баронов и их памятливости Родрик наоборот гнусно ухмыльнулся.

- Очень надеюсь, что бароны юга меня не забыли… А если и забыли – то напомнить недолго…

Поголовье особо злопамятных можно будет и подсократить. Скажете, что не очень разумно так портить отношения с возможными будущими соседями, уж коли мечтаешь о титуле? Оно-то все так, вот только пришлого, да еще бастарда один хрен любить сильно не будут. А злая память… Если под руку Родрика согласятся осесть пара десятков ветеранов из банды Росси, то не Родрику придется задумываться о памяти соседей-баронов, а соседям надо будет молиться Двуликому, чтобы Родрик про них не вспоминал.

Родрик смотрел на карту и в голове у него начали проступать некие зачатки плана кампании. Штессен, Герен…Север Анхела, отрезанный с трех стороне течением Ропты и Большой Выпи. А не будем мы ничего штурмовать, да-с. Мы переймем мосты и броды по этим рекам. И подадим Совету идею настоятельно попросить Талеру, Аренин и Кетавель позакрывать границы.  И не пропустим в города Лиги ни одной завалящей повозки со жратвой.  И «Гранатовая лига» сдохнет с голоду. Или будет принуждена выйти из-за стен и попытаться отбить переправы и торговые пути. А вот в поле мы уже и поглядим, кто у нас там «гранатовый», а кто кусок мяса на копье…

На вопрос чародейки о том, сколько воинов Родрик может поставить под стяг, рыцарь снова откинулся на стуле и задумался. Сроки жесткие, чуть больше месяца. Хорошо, что Родрик решил рискнуть и поднанял часть людей за свой счет, под будущую кондотту. Рыцарь, хе-х. Родрик снова чуть усмехнулся углами губ.  Тресские торгаши от зависти удавятся, как рыцарю приходится крутится в практически насквозь купеческом искусстве торговать и рисковать. Всей разницы, что товаром вместо соленой трески или шелка, мечи да копья. Лицо рыцаря стало задумчивым и сосредоточенным, он быстро подсчитывал в уме, какое число стоит озвучить чародейке. Сильно врать отчего-то в этот раз не хотелось, да и не тот случай. Сейчас грошовая экономия двух-трех десятков шеров может выйти ой каким боком. Люди сейчас будут важнее, другое дело, что сколько реально будет собрать за месяц, да еще марш к Ольве… Наконец черновые подсчеты были закончены. Родрик чуть пожевал губами и произнес:

- Госпожа моя, сроки жесткие, но я берусь поставить под знамена леди Рианны к указанному дню триста полных копий латников* и триста конных кустаторов**, всего полторы тысячи воинов.

Родрик твердо взглянул в глаза чародейки, ожидая ее реакции.


* - одно копье - четыре человека, тяжелый латник, кутилье (более легкое вооружение), конный стрелок, паж (последний обычно не боевой, хоть мог и участвовать в бою).

**  - "разорители"(итал.), легкая кавалерия, разведчики, дозорные, стрелки, а также добытчики фуража и продовольствия, при необходимости разграбляющие территорию.

Отредактировано Родрик дель Кассель (25-09-2017 19:05:19)

+3

9

Против обычного, затянувшаяся пауза Алию не раздражала. Вот когда на подобные вопросы отвечают быстро и не задумываясь, тут, да, впору задуматься самой, ибо быстро и без промедления на ее памяти выдавали только заранее приготовленную ложь.
Посему чародейка терпеливо ждала.
Ждала и думала.
«Непростая задачка, да, сир Родрик? Баронам с графами, чтобы собрать под знамена хоть кого-то трубить нужно за полгода. Только нет у нас половины года. Вообще времени нет. Поэтому писала я такому как ты, Сокол. У таких как ты, мой рыцарь, всегда прикормленная свора есть. Всегда».
Наконец ее ожидание было вознаграждено.
Полторы тысячи бойцов.
Будь она одна – рассмеялась бы. Полторы тысячи… да будь она проклята, если за отпущенный срок хоть кто-то из графов сумеет собрать под свои знамена столько людей. Триста латных копий. Да не тех, кто через сорок дней начнут воду варить… 
Алия медленно кивнула. 
— Хорошо.
Милая дама пропала, как и не было, теперь Белая Сойка куда больше напоминала себя настоящую – с привычным своим прищуром и сухим, деловым тоном.
— Я предлагаю вам годовой найм.
«…все равно быстрее это паскудство не разрешится».
— Месячное жалование – пятнадцать золотых шер за копье, четыре золотых на каждого из кустаторов. Сто двадцать – ваше жалование. Содержание за счет Совета. Потеря лошадей не возмещается. Выкупы делятся пополам между казной герцогини и вашими людьми. Каждый штурм – два золотых на копье, каждый удачный штурм – десять золотых. Потеря боеспособности в сражении в размере месячного жалования. Восьмая часть от награбленного и захваченного – ваше. На разорение городов три дня. Но, - Алия сделала ощутимое ударение на этом своем «но», – если я приказываю обойти стороной какой-то квартал, лавку, да хоть угол! – то ваши люди следуют этому приказу. Это важно. Магов нанимаю только я, по собственному усмотрению. Сойдемся на этом, и обещаю в ваши лазареты целителей Серой Башни. Я сама готова практиковать там.
Последнее решение далось ей не без колебаний – Алия лет сорок назад устала от войны. Точнее, от личного участия в оной. По-хорошему ее бы всецело устроила должность целителя при леди Рианне… Однако, когда на эту войну поставлена собственная карьера, то глупо чистоплюйничать и стоять в стороне, сложив ручки.

+3

10

Людская молва о чародеях не врала. Едва речь зашла о конкретных суммах, показная любезность с лица госпожи Лефер слетала мигом и наружу выглянула холодная деловая женщина с хваткой бывалого торгаша. Хотя чему тут удивляться, при ее-то жизненном опыте. И кто знает, какие еще маски есть в запасе у чародейки кроме любезной хозяйки и жесткой торгашки. Отчего-то проверять весь возможный диапазон не тянуло. А вот сам торг был для Родрика стезей привычной. Вот только… Показалось или нет? Или это просто отблеск магических светильников? Или все же…все же промелькнула в глазах чародейки откровенная радость, когда Родрик озвучил число бойцов? И не спросишь прямо. А ведь это может очень и очень многое поменять. Если Родрику эта радость не почудилась, то значить это может только одно. У могущественной чародейки Алии Лефер во всем этом деле есть какой-то свой личный интерес. И число бойцов, которое может выставить Родрик Дель Кассель под знамена герцогини важно и для самой Алии. А это открывает совсем иные возможности для торга. Думай, сир рыцарь, думай. Думай быстро. В конце концов, а что мы теряем? Старые правила торговли – ломи как можно больше, в итоге получишь то, что надо. Попробуем поднять и посмотрим на реакцию. В принципе, чародейка назвала неплохие цены, но Родрик будет хреновым капитан компании, если не попробует расценки увеличить.

Рыцарь пригубил еще вина, покрутил кубок в руках, давая себе таким образом еще немного времени на раздумья, затем отставил бокал. Что ж, начнем. Родрик уперся левой рукой в рукоять меча, шершавая оплетка привычно добавила уверенности, правую руку, сжатую в кулак рыцарь опустил на стол. Взглянул на чародейку, чуть склонив голову набок и немного прищурившись и начал свою речь:

- Предложение интересное, госпожа моя… особенно, что касается целителей из Серой Башни, это просто по-царски, не скрою. Но вот что до расценок…

Родрик немного помолчал и продолжил.

- Годовой найм плюс опцион еще на шесть месяцев. Двадцать пять шер на копье, шесть шер на каждого кустатора. Утрата здоровья – двадцать пять шер на руки плюс оплата лечения. Первому взошедшему на стену – пятнадцать шер, захватившему баннер – двадцать шер, захватившему стяг командующего – тридцать шер. И лошадей, госпожа моя вы нам возмещать будете… - Родрик сделал останавливающей жест рукой, пресекая возможные возражения чародейки. – Будете, госпожа Лефер. Впереди осень, за ней зима. Грязь, гадь. Месить это все ногами – мы не управимся не то что за год, за два не уверен. Основой этой кампании будет быстрота. Я даже еще больше скажу – я буду просить Совет и нанимателей обеспечить моим людям одвуконь. Когда я изложу первые наметки на план кампании, думаю, миледи, Вы со мной согласитесь. Продолжу.

Родрик глотнул вина, в горле вдруг пересохло.

- Содержание за счет Совета это отлично. Но. Совет выделяет специального комиссара, который будет решать все вопросы по снабжению и обеспечению выплаты жалования. Комиссар будет вписан в кондотту отдельной строкой и будет отвечать передо мной и уполномоченными мною офицерами за качество поставок. Если нам будут пытаться подсунуть некачественный фураж и продовольствие или иное снабжение, рота имеет право отказаться от этих поставок и закупить все сама, по справедливым ценам, с последующей оплатой расходов на закупку из казны нанимателя. Либо рота оставляет за собой право получить необходимо снабжение любым иным удобным способом. Согласование качества поставок будет производить комиссар и мой хуренвайбель.* Еще – рота не воюет в сильный снег, дождь, град, ночью за исключением случаев, если неприятель напал первым. Если наниматель настаивает на боевых действиях в указанных случаях, то дополнительно пять шер на копье и шер на кустатора сверх оговоренной месячной платы. За каждый случай.

- Что касается регулярности выплат. Рота имеет право отказаться выполнять службу, если оплата задерживается более чем на две недели. Если оплата задерживается более чем на шесть недель, то рота имеет право разорвать кондотту и уйти к другому нанимателю. В свою очередь рота обязуется не подвергать насилию местное население на дружественных землях, при условии выполнения соглашения со стороны нанимателя. И что касается требования обойти стороной… Я сделаю все, что в моих силах, дабы выполнить это Ваше требование, миледи… Но Вы тоже должны понимать, что уследить за каждым воином в захваченном городе не в силах человеческих. Могу лишь сказать, что любой «сокол», нарушивший этот пункт кондотты будет выдан Вам по первому требованию и на полную Вашу волю.

Родрик помолчал, обдумывая сказанное. Скользкий момент, весьма, но судя по выражению лица Алии этот пункт для нее очень важен.

- Рота подчиняется нанимателю и уполномоченному им комиссару, вписанному в кондотту. Комиссар и наниматель обязуются учитывать мнение и советы капитана роты при составлении военных планов.

Родрик перевел дух и отпил еще глоток вина. А теперь самое важное…

- Что касается моей оплаты… Я готов служить из расчета пятьдесят шер в месяц… Но в замен я хотел бы получить от леди Рианны клятву, что в случае, если она вернет принадлежащий ей по праву трон, то пожалует мне любой свободный титул барона в своих владениях. А также дарует право возвести десять моих людей по моему выбору в достоинство сквайров или рыцарей с выделением им приличествующих шевальерий. Думаю, что леди Рианне пригодятся в будущем верные люди, хорошо знающие с какой стороны надо браться за меч и преданные ей лично…

Родрик откинулся на стуле и снова взял в руку кубок, хотя пить не стал, а просто крутил бокал в пальцах, ожидая ответа чародейки.


* - начальник над обозом, своего рода "заместитель командира по тылу". Дословно, в переводе с немецкого - "командир над шлюхами".

Отредактировано Родрик дель Кассель (27-09-2017 18:56:22)

+3

11

Думала ли она, что сир рыцарь просто вот возьмет, да на все согласится? Нет, не думала. Это было бы слишком хорошо, слишком просто. В жизни никогда ничего не бывает хорошо и просто.
Белая Сойка приготовилась слушать.
«Полтора года? Ну, хорошо, пусть. Вернее будет. В конце концов, разбить Алистера – одно, привести к покорности его прихлебателей – немного другое. Но двадцать пять шер? В месяц? Они там что, собираются всех анхельских шлюх скупить разом?»
Однако, дрогнула маска кажущейся невозмутимости лишь раз – при упоминании лошадей. Алия вскинула подбородок, но все возражения так и остались невысказанными.
«Будете» - сказал Родрик дель Кассель.
Чародейка мысленно выругалась. Но смолчала.
Лошади! Эти проклятые твари составляли ощутимую часть расходов – они дохли от стрел, напарывались на пики, ломали ноги, а стоили столько, словно сами гадили золотом.
«Ну, хоть попытаться стоило…»
Она слушала, наблюдая за своим собеседником – внимательно, но без недоверия. Слушала, медленно поворачивая серебряный кубок в руке, отвлеченно прощупывая черненную вязь ободка.
И в какой-то момент пальцы ее замерли.
Жизнь кое-чему научила Алию Лефер; одна из таких вещей – если человек отказывается от денег, живых, настоящих денег, за что-то потенциальное, какую-то идею, за проклятого журавля в небе, значит это, что журавль ему ох как нужен.
«Баронский титул, вот оно как… Однако ж, сир Родрик. Однако. Надоело, небось, с такими, как я торговаться, всю эту грязь, гадь за чужие интересы месить? Надоело, стало быть. Это важно. Это я запомню».
— Что ж… - она кивнула, будто в ответ собственным мыслям. – Опцион еще на полгода, хорошо. И в знак моего глубочайшего к вам расположения и в надежде на добрую дружбу, - кубок встал на стол, – восемнадцать шер на копье, четыре с половиной на каждого кустатора. За утрату здоровья – месячное жалование на руки… плюс лечение. Первому взошедшему на стену – десять шер, захватившему баннер – пятнадцать, захватившему стяг командующего – двадцать. Возмещение животных, - глаза чуть сузились, - возьмет на себя Совет. Касательно же обеспечения одвуконь… когда вы изложите план компании, тогда будет решен этот вопрос. Пока ничего не обещаю. Уполномоченный комиссар будет назначен в само ближайшее время. Касательно выплат… - взгляд ушел к карте, и спустя несколько секунд Алия кивнула, - ваши условия приняты, жалование будет выплачиваться ежемесячно в первой декаде.
Осталось последнее.
Сойка слегка подалась вперед, положив на столешницу обе ладони.
— Касательно же вашей оплаты и… перспектив. Обещать чего-то от лица Ее Светлости я не могу, но донесу до Их сведения ваше пожелание как можно скорее. Не думаю, что леди Рианна откажется. А я, в свою очередь, хочу напомнить вам об одной мелочи. Ваш наниматель – Совет, однако, там, у трона Ее Светлости буду стоять я. Слухи говорят обо мне разное, но одно бесспорно – интересы своих друзей я отстаиваю, как свои собственные. И возможно, - тон чародейки сделался доверительным, - возможно в один прекрасный день именно это решит, получите ли вы любое свободное баронство или же любое свободное выбранное вами, сир Родрик, баронство. Подумайте об этом.
Вновь откидываясь на спину стула, она улыбнулась. 
— Еще вина?

+3

12

Чародейка выслушала Родрика и ответила. И по мере того, как Алия говорила, рыцарь не мог удержаться от довольной ухмылки. Изначально названные чародейкой цены были вполне приемлимыми, но новый их вариант понравился капитану дель Кассель гораздо больше. И, что было приятно вдвойне, лошадей чародейка «проглотила». Откажись Совет оплачивать ремонт, пришлось бы насмерть биться за двадцать пять шер на копье. И то не факт, что были бы в итоге в прибыли. А с оплатой конского ремонта и восемнадцатью золотыми… А еще прозвучало очень и очень важное. Воистину блажен умеющий слушать, но дважды блажен умеющий слышать. «Ваш наниматель – Совет». Совет. Курфюрстерин Рианне уготован роль куклы на троне, а Совет магов попытается всерьез подмять под себя власть в рамках целого курфюршества. Вот и интерес Алии Лефер проявился. «У трона Ее Светлости буду стоять я». Извольте любить и жаловать – наместник Совета в Анхеле и фактический правитель курфюршества Алия Лефер собственной персоной, падите ниц. И еще госпожа чародейка считает, что зацепила господина рыцаря баронством? «Любое свободное баронство или любое свободное, выбранное Вами… интересы своих друзей я отстаиваю, как свои собственные…» Это даже не намек, это просто заявление в лоб  - служи мне и получишь то, что хочешь. Да зацепила, мы даже не будем отпираться. Хочешь дружбы – а сколько угодно, в самом-то деле. Платите, госпожа моя, и более верного друга Вам придется поискать по всем Западным землям. И не вдруг найдете. Не выдать бы все это только выражением лица. И соглашаться сразу – это просто неуважение к высокому искусству торга.

Родрик поднял бокал, отсалютовал им чародейке и отпил.

- Приятно иметь дело с серьезным и умным нанимателем, госпожа Лефер. Не сомневайтесь, я умею дружить. – Родрик двусмысленно усмехнулся. – Всегда считал, что самая верная дружба случается, когда у друзей есть общие интересы. Взаимные…

Последовал новый салют кубком в адрес чародейки.

- В целом, Ваши условия мне нравятся. Давайте только сойдемся на двадцати шерах на копье, и можете считать, что у Вас есть полторы тысячи воинов, командир которых Ваш друг… И да, от вина не откажусь, госпожа моя, благодарю. Отменный букет…

+3

13

«Серьезным и умным, вот как. Лесть, значит. Что-то новенькое. Ты, оказывается, умеешь мягко стелить, Сокол. Будь я помоложе… лет, этак, на пятьдесят обязательно бы купилась. Обязательно».
Здесь и сейчас лесть означала одно – еще раз поднятые ставки.
Легко и будто бы рассеянно чародейка плеснула рукой: с пальцев сорвалась белая птица с голубыми подкрылками*. Иллюзия практически сразу исчезла, «просочившись» сквозь двери – то был знак слугам от госпожи магистра.
«Ты нужен мне, дель Кассель. Особенно теперь, когда я вижу во всем этом твой личный интерес. Вот теперь мне нужен не просто наемник, мне нужен ты. Но чем меньше ты это осознаешь, тем лучше. Для всех нас лучше».
Она могла дать эти двадцать шер. Но не могла и не хотела больше отступать. 
Алия слегка пожала плечами, все еще улыбаясь.
— Восемнадцать, сир Родрик, восемнадцать. Если желаете возмещения животных, если хотите, чтобы Совет рассмотрел вероятность обеспечения одвуконь. Если уж мне придется заключать договор с Серой Башней. Восемнадцать. Разве такая малость, как два шера помешает вам стать другом столь серьезного и умного нанимателя?
«А нам придется быть друзьями. Придется дружить против многих. Для приближенных леди Рианны мы, сир Родрик, наглые чужаки, выскочки, желающие под шумок отхватить кусок побольше. И приближенные леди Рианны, не скрою, правы».
Дверь отворилась. 
— Еще вина.
Когда Алия повернулась к своему собеседнику, она уже не улыбалась.
— А если уж речь идет об условиях, позвольте немного любопытства. Слышала, будто наемные роты заключают между собой… как бы это сказать? – чародейка слегка прищелкнула пальцами. – Пакты о ненападении? И будто бы отказываются воевать против таких вот дружественных отрядов. Слышали о чем-то похожем? Не сочтите за недоверие, мессер, просто я, знаете ли, натура очень скучная. Не люблю сюрпризов.
«…меньше их впоследствии любят только те, кто эти сюрпризы мне подбрасывает».


*Иллюзия визуальная - 20 магВт.

+3

14

С пальцев чародейки сорвалась магическая птичка, мелькнула и скрылась в дверях. Родрик проводил ее подозрительным взглядом и машинально стиснул рукоять меча. Хотя…Нужно быть совсем сумасшедшим подозрительным типом, чтобы ожидать подвоха в этой комнате. С другой стороны осторожность никому еще не мешала. И все же вряд ли мудрая чародейка решит ни с того ни с сего завершить торг, натравив на наемного кондотьера убийц. Не самый лучший способ получить лояльность наемников, убив их капитана. Но стыдится своего минутного подозрения рыцарь дель Кассель не станет. Иные назвали бы это трусостью. И пусть их. Подобные беспечные «смельчаки» давно уже истлели в земле, в безвестных могилах, а то и просто кучей гнилого тряпья в придорожных канавах и забытых Двуликим перелесках. А Родрик дель Кассель пережил их всех и собирается и дальше следовать этой доброй традиции. Магия… Душу скребанул неприятный коготок. Ох уж эти маги. Родрик признавал, что маги бывают крайне полезны. В той же степени, в какой бывают несносны, надменны и опасны. Целители, борцы с «темными». Неплохие бойцы. Магия. То, что рыцарю было не очень понятно, но что еще важнее – неподвластно и оттого неприятно и раздражающе. Легко ответить на меч мечом, на интригу интригой, на яд тайным ударом кинжала. А как ответить на магию, если тебе она неподвластна? Никак. И это ощущение собственного бессилия здорово портило настроение рыцарю дель Кассель. Ладно, оставим грустные мысли и вернемся к торгу. А госпожа Лефер женщина-кремень. Одним из несомненных достоинств Родрика как капитана-кондотьера была его способность вовремя уловить момент, когда торг стоило прекращать. И сейчас чутье это подсказывало, что такой момент в беседе с Алией Лефер настал. Что ж, получилось не так и плохо, бывали наймы и победнее.

- Вы умеете убеждать, госпожа моя…Восемнадцать шер на копье, Серая Башня, конский ремонт и одвуконь. Трудно отказаться от такого щедрого предложения. Можете считать, что мы договорились…

В дверях появился слуга, скорее всего вызванный той магической птичкой, и чародейка повелела принести вина. Родрик несколько расслабился и уже тешил себя надеждой провести немного времени в уже спокойной деловой беседе за бокалом, когда новый вопрос чародейки заставил лицо рыцаря скривиться, слово Родрик раскусил кислую виноградину.

- Ох, госпожа моя, Вы задаете мне трудный вопрос… Писанного пакта между ротами нет…Но что правда, то правда – мы стараемся по возможности не воевать друг с другом, тут скорее не пакт, тут своего рода цеховая солидарность…Хотя, тут многое зависит от конкретной роты… Например, если мы встретимся с «Кабаньими головами», то скорее всего окружающие станут свидетелями «плохой войны»… Что они нас, что мы их будем резать с превеликим удовольствием…есть тому причины…

Родрик отпил вина, покрутил в руках кубок и нехотя продолжил.

- В других случаях…Все будет зависеть от роты, которую мы встретим… так скажу – если мы подпишем кондотту с Ее Светлостью курфюстерин, с Советом, то мы выполним любой приказ, не противоречащий кондотте…но в тоже время, если мы встретим другую роту на той стороне и рота эта решит уйти из боя…мы выпустим их с оружием и баннерами…при условии, что они дадут клятву в этой кампании больше не сражаться…а дальше на все воля Двуликого…

Родрик задумался еще на пару мгновений и закончил.

- А еще…еще так скажу, уж коли у нас тут откровенный разговор, - при этих словах рыцарь скроил едва заметную насмешливую гримасу, мол мы с вами, миледи, прекрасно знаем цену этой откровенности, - от себя лично… в Шессене есть одна лавка булочника, которую я не трону, даже если получу на это прямой приказ…

Родрик отставил кубок и твердо взглянул чародейке прямо в глаза.

+3

15

«Трудный вопрос, да? Привыкай, мой рыцарь, привыкай. Трудные вопросы – мои любимые». 
Что такое внутрицеховая солидарность, равно внутрицеховая вражда, Алия Лефер знала не понаслышке. Также знала она, что за деньги можно перешагнуть через первое, а если постараться, то и через второе.
Взгляд ее сделался задумчивым.
Тот факт, что люди промышляющие войной – и не задешево промышляющие! – стараются из солидарности не воевать друг с другом мог показаться странным кому-то более твердолобому или щепетильному, чем Алия. Вопрос же свой она задавала не столько ради подтверждения слухов, сколько чтоб увидеть реакцию и отношение к подобному капитана «Соколов».
Увидела. Запомнила. Запомнила и упоминание «Кабаньих голов» - подобная информация никогда лишней не бывала. По чести, она бы не отказалась ее расширить, узнать, кого там еще люди сира Родрика будут резать с превеликим удовольствием, а кого выпустят при оружии за одну лишь клятву.
«Клятва, надо же!»
Меньше чем клятвам наемников, Сойка верила лишь клятвам чародеев.
Брови ее дрогнули в немом вопросе, когда прозвучали последние слова. Надо же, сидящий напротив мужчина не перестает удивлять; предупреждение о неподчинении прямому приказу во время найма – это что-то новенькое.
В комнату тенью скользнула служанка с кувшином вина. Когда то оказалось разлито по кубкам, и дверь затворилась, чародейка покачала головой.
— Булочник, значит. Надо же… - в голосе не было ни раздражения, ни холодности, лишь самый искренний интерес. – Знаете, мессер, раз уж мы с вами так откровенны, я бы не отказалась узнать обо всех булочниках, портных и прочих достойных людях Анхельского курфюршества ради которых вы готовы нарушить прямой приказ. А заодно и названия рот, с которыми вы готовы вести… как это? Плохую войну. Не сию минуту, если хотите. В будущем. В ближайшем будущем. Пока же, утолите мое любопытство, что такого необычного в этой штессенской лавке? С ней связана какая-то дурная примета? Или… все та же цеховая солидарность?

+3

16

Безмолвная словно тень служанка наполнила кубки вином и, бесшумно ступая, покинула комнату. Вышколенная у госпожи Лефер прислуга. На слова рыцаря чародейка ответила вопросительно вздернутой бровью и фразой, которую можно было бы счесть шуткой. Можно было бы, если бы только это не был разговор нанимателя и наемника. Да и в любой шутке всегда только доля шутки. Главное правильно суметь распознать эту долю, за которой шутка становится чем-то более серьезным.

- Полный список? К чему он Вам, госпожа моя? Как я уже сказал – компания «Соколов» выполнит любой приказ курфюрстерин и Ваш, если он не будет противоречить кондотте. Плохая война не касается жителей Анхелла и анхельской знати. В жизни и смерти своих подданных волен лишь…правитель земель. Так что если кто-то сдастся «Соколам» в плен, судьбу его будет решать правитель Анхела. Да и в любом случае, кроме «Кабанов» в список включать особо некого. Уж больно там компания подобралась мерзкая… даже по меркам нашего не самого человеколюбивого ремесла.

На просьбу составить список булочников и портных Родрик откровенно рассмеялся в голос, даже не утруждаясь правилами приличия…

- Скорее уж, госпожа моя, это мне надо просить у Вас такой список, учитывая Ваше условие, озвученное в нашей беседе. Такой список было бы хорошо иметь заранее, а то скажу прямо – остановить воинов, вошедших в раж после штурма, бывает потруднее, чем отнять кусок мяса у голодного волка… Мой же список ограничиться только одной этой лавкой… Корпоративная солидарность…можно так сказать… Хотя… Хотя вернее будет сказать, что это долг крови…

Родрик помолчал, крутя в руках кубок с вином и погружаясь в воспоминания.

- Хозяин этой лавки, мастер Гальяно, шесть лет отходил в доппельсолднерах под моим баннером…И спас мне жизнь под Верде… «Белый сокол» всегда платит свои долги. Всегда и любые

Родрик вздохнул и пригубил вино.

+3

17

Она слушала, чуть склонив голову.
«К чему он мне? Возможно, я любопытна, сир Родрик? Возможно, как и говорила, решительно не люблю сюрпризы? Или слишком привыкла просчитывать поступки, события и их последствия? Быть может, верю, что используя личные мотивы людей от них можно добиться куда большего? Вероятно, считаю, что нет лишней информации, а есть лишь те, которые не умеют ею вовремя пользоваться?»
Подслащенное, смешанное со специями вино оставляло послевкусие фруктов, солнечного аренинского лета; оно слегка сбивало деловой настрой, уводило мысли в сторону. 
Мерзкая компания, значит.
Корпоративная солидарность.
Долг крови.
— Всегда и любые. Я запомню.
Наверное, где-то глубоко-глубоко в душе Алия сидящему напротив человеку завидовала. Трудно, должно бы, прожить жизнь, убивая за деньги, и сохранить при этом какие-то принципы, чувство благодарности или гадливости хоть к кому-то… Что-то нормальное, понятное, человеческое. То, что сама она растеряла давным-давно.   
— А список… Вы его получите. Безусловно. Получите заранее, ведь, право слово, сир Родрик, – она улыбнулась, – не думаете же вы, что я увяжусь за вами во время штурма, и стану походя указывать пальчиком на что-то что трогать можно, а что нельзя? Уверяю, я не столь капризна и взбалмошна, как говорит молва.
«Впрочем, то не самое худшее, что обо мне можно сказать».
— И, кстати, о молве. Уверенна, вы уже слышали, что основной причиной потери лордом Алистером прав на корону является его чрезмерное увлечение запретной магией. Не самая редкая клевета, когда нужно отодвинуть неугодного претендента от трона, знаю, – улыбка чародейки превратилась в усмешку, но почти тут же пропала. – Однако, на этот раз трюк не понадобился, Его Высочество действительно связался с искусствами в коих понимает прискорбно мало. И упомянутые искусства могут создать нам некоторые… проблемы в будущем. Поэтому если в отряде есть капеллан – хорошо. Если же нет, то комиссар Совета назначит такого сам.

+3

18

Чародейка слушала внимательно, на губах ее иногда скользила понимающая улыбка. А не слишком ли много, сир рыцарь, Вы выложили сегодня этой даме? Нет ли тут какого коварного чародейства, такая откровенность с нанимателем Вам обычно не свойственна. Рыцарь усмехнулся своим мыслям. Чародейство оно, конечно, не исключено. Хотя, скорее все проще - рыцарь дель Кассель почувствовал в этой много прожившей и много повидавшей женщине родственную душу. Насколько вообще могут быть родственны души чародейки из Совета и бездомного бродяги-кондотьера. Общим, пожалуй, было отсутствие рядом по-настоящему близких людей, которым можно открыться. Использует ли чародейка откровенность рыцаря против него? Несомненно, если хотя бы половина тех слухов, что ходят про магов Совета и про саму Алию правдивы, то использует и даже не задумается. Стоит ли этого опасаться всерьез? А вот скорее всего нет. Родрик решил в этой компании придерживаться одного принципа, который услышал от одного своего знакомого купца, редкостного пройдохи и выжиги, - «Честность – лучшая политика». Купчик тот практически всегда в лоб говорил своим контрагентам, что вывернет контракт себе на пользу. И этому никто не верил, ну не станет же человек всерьез говорить такое открыто, так ведь? А он говорил. И делал. И на возмущение пострадавших всегда отвечал – «А я ведь сразу вас предупреждал…» Какова в итоге была судьба того купца Родрик не знал, последний раз виделись они давно, но подход этот рыцарь дель Кассель с тех пор и сам частенько использовал. И срабатывало. Часто срабатывало. Так что рыцарь был максимально честен. Исполним любой приказ? Да, исполним. Не тронем только одну лавку по своей воле? Да, только одну. Будем дружить с Советом, а точнее с членом Совета Алией Лефер? Еще как будем, не боясь этого слова – преданно и искренне. Только бы увенчать свою голову вожделенной баронской короной. Не волнуйтесь, госпожа моя, дружба «соколов» будет надежной…

Тем временем разговор зашел про конкурента вдовствующей курфюрстерин, старшем сыне покойного курфюрста, Алистере. Слухи про черную магию оказались не слухами. Одно дело, когда об этом судачат по трактирам, в черномагичестве каждый второй неудачливый мастеровой обвиняет конкурента, не считая каждого первого. Но когда о таких вещах говорит маг такого уровня… Родрик отхлебнул вина, слегка поморщился, не столько вкусу, сколько известиям и ответил чародейке.

- Капеллан у нас есть, госпожа моя… Точнее так, когда капеллана нет, то мэтр Кабани за него сойдет…Так что если Совет может выделить в роту нормального капеллана, то мы встретим его с почетом и благодарностью…

+3

19

«За него сойдет».
Алия понимающе кивнула.
Как всегда. Как везде. За духовников, на ее памяти, сходили не только наемники, но и откровенные лжецы, воры, убийцы, прелюбодеи и урц знает кто еще. Впрочем, в мире, где от интердикта можно откупиться, церковные приходы передаются собственным внебрачным детям, а чтобы взойти на епископскую кафедру нужно проявлять какие угодно качества кроме смирения и милосердия — в этом мире возможно все. Конечно, найти в среде зажравшегося, обленившегося клира кого-то кто действительно способен противостоять тьме это… это задачка. Это будет непросто.
«Но я постараюсь. Ради нашего с вами, сир Родрик общего дела. Ради того, что вы мне дадите. Ради себя. Я постараюсь».
— Почет и благодарность… — голос звучал задумчиво. — Это хорошо.
По привычке, краешком разума она уже просчитывала, что и кому напишет. Как свяжется с магами Серой Башни — пусть годы обучения не оставили в душе Алии много теплых воспоминаний, но эти связи она не рвала никогда. Думала, что стоит повстречаться с местным купечеством: Воленберг был одним из богатейших городов Северной Ганзы, которой, как успела понять Сойка, Лига костью в горле встала. Связываться с Норденбундом, конечно, опасно, за последнюю сотню лет ганзейцы отрастили себе клыки не меньше, чем у Совета… Да только и Алия Лефер не была бы собой, если б не попыталась найти альтернативные источники дохода, подстелить соломки. 
Однако, всему свое время.
Отставив кубок, чародейка подалась вперед и оперлась предплечьями о столешницу.
— Если у вас есть какие-то вопросы, сир Родрик, к Совету… или ко мне — задавайте их. Лучше здесь и сейчас, пока мы можем говорить открыто и без опаски. А быть может, у вас есть пожелания или рекомендации касательно будущего комиссара — прошу. Совет постарается принять их во внимание.
«Я постараюсь принять их во внимание».
Упомянутый комиссар был отдельной головной болью для Алии — человек, которого она добровольно должна была поставить между собой и командованием «Соколов». Вся ее мизантропия, всё накопленное недоверие, все те случаи, когда чародейка убеждалась в простой истине «Хочешь сделать как следует — сделай сам», всё это восставало против любого посредничества. Но, в конце концов, побеждал рационализм — самолично торговаться за фураж и ремонт проклятых лошадей у нее точно времени не будет. Да и не по чину теперь, в самом деле.

+3

20

…-Пока говорим свободно и без опаски…

Прозвучало многозначительно. Похоже, кондотьер и чародейка оба сегодня сказали немного больше, чем следовало. За этими словами сквозь маску холодной властности промелькнула уставшая женщина, давно ведущая свою игру и столь же давно не имевшая возможности кому-то полностью доверять. На какое-то мгновение у Родрика промелькнуло что-то вроде жалости. Но – «нас не надо жалеть, ведь и мы никого не жалели…», не жалеть надо друг друга. А сделать так, чтобы жалеть пришлось других, тех кто оказался по собственной глупости в противоположном лагере. Да будет так.

- Вопросы к Совету… Сейчас их нет, госпожа моя. Главное сказано и обговорено… А вопросов еще будет много, но они все будут появляться уже в ходе кампании в Анхеле… Без вопросов такая война не обойдется… Хотя… один вопрос я все же задам сейчас, уж коли мы говорим свободно…-При этих словах Родрик не смог сдержать легкой усмешки. - …Курфюрстерин…Я вроде бы понял мысли Совета…и Ваши… о будущем власти в Анхеле. Но все же – насколько я должен демонстрировать свою преданность будущей держательнице трона герцогства? Как быть с ее прямыми приказами? Особенно если вдруг они в чем-то разойдутся с Вашими?

Родрик посмотрел чародейке прямо в глаза, отхлебнул вина и откинулся в кресле.

- Будущий комиссар…

Рыцарь задумался, в памяти вереницей пронеслись лица комиссаров, с которыми приходилось иметь дело в прошлом. Публика попадалась разная, с кем-то было просто, кого-то хотелось прибить с первого же дня…

- Пожелания будут и просты и трудны одновременно, госпожа моя… И начну я с самого простого на первый взгляд – комиссар должен хорошо ездить верхом. Не удивляйтесь, госпожа Лефер… нам придется совершать много переходов, совершать их быстро, комиссар всегда должен быть с нами. И нам некогда будет ждать, пока он будет лечить свой разбитый седлом зад… Очень желательно, чтобы комиссар не был законченным трусом и не падал в обморок, когда рядом свистят арбалетные болты. Не смейтесь, госпожа моя, у меня был один такой…Военное счастье переменчиво и удача на поле боя часто поворачивается то одной, то другой стороной и вполне может статься так, что ставка окажется под угрозой врага…Возиться с бесчувственной тушкой может оказаться просто некогда. И еще очень хорошо было бы, если бы комиссар имел опыт военных походов и понимал в военном деле. Иногда в бою или в походе приходиться совершать  то, что человеку несведущему может показаться бегством или предательством и воевавшему проще объяснить смысл маневра, не тратя драгоценное время попусту…На этом, пожалуй, все…

+3


Вы здесь » Cказания о небывалом » Сюжетные эпизоды » 21.10.1123 г. Сталь за золото